Week&Star

«Мы с Лёхой натворим дел»: FEDUK о новой коллаборации с Элджеем и своей популярности

today02.10.2021 2


Задний план
share close

.iframe {
padding-bottom: inherit !important;
}

26 сентября гостем шоу Week&Star стал FEDUK! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке».

Слушайте FEDUK @ Week & Star на Яндекс.Музыке

Александр Генерозов: На Европе Плюс парень, балансирующий между хип-хопом, R&B и поп-музыкой, его треки узнаваемы четко выверенным вокалом и мелодикой, он крутецкий музыкант с мощными коллаборациями, пора бы уже его представить, что ж – ловите, FEDUK! Привет тебе, Фёдор, и привет всем-всем!

FEDUK: Здравствуйте! Привет, Европа Плюс! Это FEDUK – ванлав, йеее!

Александр Генерозов: Хорошая у тебя «представлялка»! Ты себя всегда позиционировал как парня несерьёзного, который просто по кайфу что-то пишет, но реальный имидж у тебя как у такого нехайпового музыканта-работяги. Кто ты сейчас? Работяга или парень на расслабоне?

FEDUK: Ну мне кажется, это всё пошло, это, наверное, гены. То есть, может быть, я и хотел бы быть беззаботным машинистом «хайп-трэйна», говоря современным языком, но всё-таки меня перетянуло на сторону … ну не буду говорить, что на сторону качественной музыки. Но на сторону какой-то более долговечной, с долгим сроком годности музыки, которую завтра – хотя об этом никто не знает, и я, конечно, не знаю – музыки, которая завтра не перестала бы быть актуальной. Стараюсь делать в таком стильке. 

Александр Генерозов: На сколько процентов из ста ты себя считаешь реализованным, в плане популярности, выполнения задуманного?

FEDUK: Ну если говорить про какую-то популярность, прямо в лоб, то сейчас идёт такой органический спад. Именно какой-то узнаваемости, популярности и так далее. Но, по поводу качества музыки, по поводу её содержания, инструментальной и текстовой составляющей – мне кажется, что я намного стал выше, чем во времена, когда хайпа было до отвала.  

Александр Генерозов: Ты довольно-таки критичен к себе!

Музыка, которая подкупает и проникает прямо в сердце, музыкант и продюсер FEDUK сегодня с нами на Европе Плюс! 

FEDUK: Круто, круто сказано, ха! Композитор ещё, можно же?

Александр Генерозов: Ну вот, кстати, слова «продюсер» и «композитор» – они ведь стали бороться даже в каком-то смысле. Потому что не столь часто это выглядит как композиторская работа, как мы её понимаем, нотный стан и всё такое, а гораздо чаще сидят за компом?

FEDUK: Ну если заглянуть на запад, то там прописан и автор мелодии, и автор одной строчки, автор перкуссии и так далее, вплоть до микроскопических моментов музыки, и целая команда – 20-30 человек может работать над одним куплетом одного артиста. И это, в принципе, прикольная практика, и ты задаёшься вопросом: «Почему известные исполнители на плаву до сих пор столько лет?», заглядываешь в это закулисье, и понимаешь, что там целая огромная команда работает над этим. У кого-то в одиночку получается, с двумя-тремя компаньонами, а кто-то с целой бандой.   

Александр Генерозов: Ну эта ситуация действительно имеет место быть, у нас как-то скромно не упоминают просто порой соавторов и тех, кто внизу пирамиды. Но об этом мы, кстати, ещё поговорим, а скажи мне вот что. Вот трек, который мы отслушали, «Розовое вино», а был ли момент, когда ты его просто-таки возненавидел? Я знаю, что ты к нему достаточно лояльно относился, уже даже в разгар его популярности, когда можно было и устать самому.  

FEDUK: Слушай, ну я не знаю, правда это или нет, может это моя версия, но там присутствует в припеве какая-то – не знаю уж, белая или черная – магия, сто процентов. Какая-то присутствует штука, какие-то этнические звуки проникают в душу, и вот они мне не надоедают. Я не сторонник самолюбования, но каждый раз, когда я слышу хук, я не закатываю глаза, и не говорю: «Выключите!», это вполне приятные воспоминания, которые даже за границей, на улице, в ресторанах настигают меня. Это очень приятно и прикольно, и я какие-то другие свои треки – могу про них сказать, что блин, надоело, хочется уже нового. Может быть это вот этот флёр какого-то суперхита психологический… Но мне кажется, что в этом всё-таки что-то есть.  

Александр Генерозов: У тебя мини-релиз «Заново» из четырёх треков. И если его сравнить с «ЙАЙ», мне в нем показалось, что присутствует все же некоторая недосказанность. То есть, как будто ты примеряешь образ будущей работы, да?

FEDUK: Как у меня всегда это было, все мои вышедшие альбомы когда-то давно или совсем недавно – это не совсем концептуальные такие лонгплеи, а это сборники разностилевых таких абсолютно композиций. У меня так всегда было, то есть я записываю один, два, три трека, потом думаю: «О, ещё парочку, и будет альбом!» То есть это такая соляночка. Но по поводу «Заново», в периоды работы на студии я за последние полгода-год, я собрал несколько достаточно концептуальных треков, которые шли примерно в одной стилистике, и это такие хардроковые чуть припевы, на распевчик, и где-то читочка в своем стиле и так далее. И я решил подсобрать небольшую EP-шку, я не хотел этому посвящать целый альбом. То есть, это одна из моих каких-то сторон, в которой я реализовал свою любовь из детства к русскому року, панку, ска-панку и так далее. Конечно, труб и саксофонов у меня не было, но может и будут когда-то. Я периодически играю с музыкой, и это такая вот осенняя игра была — «Заново».  

Александр Генерозов: Знаешь, я до конца не понимаю вот, зачем сейчас музыкантам выпуск альбомов? Все равно половина музыки заходит через «рекомендованное», а значит по одному треку, то есть ни «спотик», ни кто-то другой же не будет предлагать «А зацени вот этот альбом на час?» И музыканты теряют интерес к выпуску альбомов…

FEDUK: Да, это такая интересная вещь, что музыкальный рынок артисту так шепчет на ухо: «Чувак, не делай длинные альбомы! Я понимаю, что тебе нравится, и ты видишь душу в каждом треке, он для тебя особенный. Делай разрывные синглы, эпоха синглов, чувак!» и так далее. Но настоящего музыканта и художника этот «шепот Люцифера», рыночного Люцифера, никогда не отпугнёт от полноценной работы! 

Александр Генерозов: Слушай, мы сидим все – то ли по домам, то ли можно где-то выступать. Черт ногу сломит, и даже рыночный Люцифер, которого мы вспоминали. Вообще, живые выступления останутся? Они есть сейчас, ты лично выступаешь? 

FEDUK: Я выступаю, но очень редко. Но сейчас у нас впереди большие сольные концерты в столицах и регионах.

Александр Генерозов: То есть пациент скорее жив?

FEDUK: Пациент скорее подаёт признаки жизни, пульс учащается потихонечку, но, всё-таки это настолько всё непредсказуемо, и я вот недавно читал пост Земфиры, где она писала, что вот ребята, по-моему лайвы умирают тихонько. Я не цитирую, но что-то в этом стиле. И мне стало так грустно, потому что музыканты некоторые даже готовы спокойно это всё принять и переходить в домашнюю работу, выпускать онлайн-концерты.   

Александр Генерозов: Мне кажется под самой большой угрозой именно «стадионники». Они всегда и самые рискованные были – кто знает, соберет – не соберет? А во-вторых, и организовывать их сложно, даже чисто с технической точки зрения… Может живые выступления и останутся, но в более камерном формате, не думаешь?

FEDUK: Ну я вообще очень люблю камерные форматы, но существует сейчас множество площадок и на пять, и на семь тысяч – ну такие полустадионные форматы, но с закрытой крышей, и только часть из них проводится. Некоторые на 50%, некоторые меньше, но всё это настолько ничтожно, мы живём в такое время, что никто просто не понял ещё правила игры, и некоторые региональные руководители – кто-то сильнее старается ограничить, кто-то наоборот доступнее мероприятия, и реально просто непонятно кто кому там хочет угодить, но факт один – всё очень нестабильно. Здесь мы можем провести концерт, а в соседнем городе – нет. Вот так как-то, привыкаем.

Александр Генерозов: Минимум слов, максимум информации, вопросы покороче, а ответы в любом размере. Полтысячи игроков в РФПЛ и полтысячи музыкантов, ну, условно говоря, схожего калибра в масштабах страны. Кто больше получает, ну в среднем по больнице? Футболисты или музыканты?

FEDUK: Ну если в процентном соотношении… Не знаю, мне кажется футболисты больше.

Александр Генерозов: Мне тоже почему-то так кажется. Они недосягаемы в России. Ты оформился как музыкант в Венгрии. Ты их музыку слушаешь?

FEDUK: Я только там когда жил, периодически на школьных дискотеках там включали какие-то венгерские хиты. Но я вам скажу, что это язык достаточно тяжеловатый. Мы слушали какой-то панк, как я помню… Ну рэпчик, кстати, ничего был такой, неплохой. Просто это очень локальное явление, язык. Это не немецкий хип-хоп, не французский – это венгерский. Так звучит венгерский хип-хоп, очень непонятно, ни «шайсе», ни чего там нет, чтоб зацепиться.

Александр Генерозов: Сложно ли поддерживать вокал в форме? Это как гимнастика раз в день и зубы утро-вечер?

FEDUK: Ну я достаточно часто на студии провожу время, и естественным образом тренировки мои носят повседневный характер. То есть специально я не занимаюсь, разве что специально перед концертом и когда большой перерыв я распеваюсь.

Александр Генерозов: Самый экспериментальный, самый крэйзи, по стилю и звуку твой трек?

FEDUK: Наверное «Бэнгер». Это самый экспериментальный по звучанию, я тебе больше того скажу, что весь этот трек – там нет ни одной написанной специально строчки. Это фристайл, который мы решили поместить в альбом наш с Cream Soda ради эксперимента, а в итоге этот трек оказался самым главным синглом с этого альбома.

Александр Генерозов: 9 февраля, в один день с тобой, родились футболист Фёдор Смолов, боец ММА Генри Сехудо и фигуристка Ирина Слуцкая. К кому бы с респектом подошёл?

FEDUK: Ну мы со Смоловым как раз на этой почве и познакомились. Он мне как-то пишет пару лет назад: «Братан, привет! Очень нравится твое творчество, а не хочешь выступить на дне рождения у меня?» Я: «А когда?» Он: «Девятого февраля», а я: «так у меня тоже днюха!», ну а он: «Да, я знаю, и в один день, и мы по именам с тобой тезки!» Но в итоге так и не получилось, я был где-то в отпуске.

Александр Генерозов: О треке «Бэнгер». Он вообще, как и все треки с этого альбома, насколько я знаю, написан в коллаборации с Cream Soda. Ну для начала спрошу – правда ли это? Что весь альбом с ними?

FEDUK: Конечно, это чистая правда – весь альбом. Мы даже были рядом в этот момент и записывали его у Димы Новы на его даче в Ярославской области. Одни из самых ярких, приятных и тёплых воспоминаний – эта вот запись альбома, потому что мы проводили времени много за работой и очень сбалансированно отдыхали, как в детстве, в общем. Ходили купаться, загорали, жарили шашл, парились в бане, пекли какие-то пироги и печенье… То есть там вообще вся возня была, которую только можно придумать! И записывали альбом. Были моменты эпические, там мыли собаку на озере, было классно. Я набрал столько земляники, сколько за всю свою жизнь не набирал. Потому что в детстве я набирал её себе в рот.

Александр Генерозов: Ну ты такую, честно скажу, сюрреалистичную картину написал сейчас – я просто представляю Cream Soda, такие, знаешь ли, разнообразные по внешнему виду! И в лесу, и ты землянику с ними собираешь…

FEDUK: Ну они по лисичкам угорали тогда, а я грибы не очень котирую и собирал землянику.

Александр Генерозов: Класс. Фиты для тебя комфортная история – раз ты целый альбом сделал? Ты волк-одиночка, и когда надо с кем-то сделаешь проект, а потом – не хочу никому быть обязан?

FEDUK: У меня была такая проблема всегда, у меня очень короткие куплеты. Припевы были всегда классные, вот прямо вот был кондитером-производителем припевов хороших, а вот с куплетами всегда было как-то тяжко. И вот на какое-то время фиты стали своего рода отдушиной, сделать классный, законченный трек, коллабу с каким-то классным чувачком или девушкой, которые нравятся мне по духу, по стилю, по музыке – это такой огромный постер: «Смотрите, нажмите на меня, два разных имени, три, четыре» – лонгплей какой-то огромный, сайфер и так далее. Сейчас имена, стоящие рядом, очень привлекают молодые пальчики, которые должны нажать клавишу play. Что-то там интересное? То есть это как «скандалы, интриги, расследования» – когда мы видим несколько имен, совершенно музыкально противоречивых рядом, и чем они различнее, тем сильнее хочется нажать play.  

Александр Генерозов: Европа Плюс, с нами сегодня классный парень и отличный музыкант FEDUK, открываем инстаграм нашего гостя, что я вижу – 13 сентября, ты сидишь перед студийным микрофоном, твоя студия? Ты где пишешься обычно?

FEDUK: Эта фотка, мне кажется, со студии друга моего Гриши «OG Buda». А так, да, я построил свою студийку, работаю там каждый день практически. У меня такой маршрут незамысловатый. Спортзал – студия – дом, и так по кругу идёт каждый день, и мне, как ни странно, не надоедает, потому что это такая дисциплина. Не получается – не расстраиваюсь, завтра ещё раз попробую сделать то же самое. 

Александр Генерозов: Листаем дальше инстаграм нашего гостя – 11 августа «Happy Birthday Big Pappa!» Конфликт «отцы-дети» был у вас, ну в стиле: «Какая музыка? Музыка вообще не профессия!» Классика жанра.

FEDUK: Ну именно от папы никогда такого не было. Ты, говорит, занимайся, ты занимайся параллельно ещё какой-то работой, которая будет приносить ещё какой-то доход стабильный. А я был по своей сути немножко ленивый человек, и я всё время говорил: «Ребята, ну сейчас скоро-скоро денежки будут, потерпите!» Но всё-таки шёл на какую-то работу ненавистную себе, и через силу там какие-то деньги зарабатывал себе, возвращал долги родителям. Но в последствии они сказали: «Ну всё, красавчик! Типа, классно». 

Александр Генерозов: А мама, учитель литературы, за обсценную лексику не шпыняет?

FEDUK: Эмм, ну по классике так (задумчивым «маминым» голосом): «Ну можно же было сказать по-другому, можно?» Но в последнее время чаще всего получается так, что писал так, как споткнулся. То есть очень естественно. Конечно, меня и самого раздражает очень ненормативная лексика, которая там через слово и не в тему. С матом надо ещё уметь обращаться.    

Александр Генерозов: Третье августа, вы с Элджеем! Что такое? Вы помирились? Вы пишете?

FEDUK: Мы ремонтировали студию, красили её. Шутка. Мы встретились с Лёхой на студии, до этого встречались на репетициях к его концерту, помянули 2017-й год – в хорошем смысле, хорошем! Пообщались, у нас сейчас абсолютно ровные такие, дружеские отношения, а по поводу трека – будет или не будет? Не знаю, не могу сказать, но всё возможно!

Александр Генерозов: С одной стороны практически золотой век для музыкантов, загружай музыку и получай роялти, с другой – большие гастроли стоят уже почти два года на паузе, как живут в новой реальности музыканты – узнаем у FEDUK!

Знаешь, меня в жизни музыкантов поражает такое явление, как битмейкеры, или как просто их называют битмари. Мне всегда кажется, что они как няня в богатой семье, которая ребеночка воспитывает, его отдают в частную школу, а она где-то стоит за забором: «Вон мой пошел», а вспомнит или нет? Так и они, отдавая свой бит, не имеют к нему вроде как отношения потом? Не кажется, что это довольно-таки жестоко, если не аморально? 

FEDUK: Если тебе просто какой-то молодой человек или девушка присылает просто музычку достаточно простую, а ты её дорабатываешь, то есть идея трека – да. Но когда ты начинаешь полностью перерабатывать этот инструментал, делать аранжировку побогаче, в музыкальном смысле, и ты придумываешь на неё какой-то суперхит – да, чувак является автором суперидеи, одной из идей этой музыки. Но он не автор этой песни, а соавтор, получается. Ты понимаешь, что это большой вклад в эту композицию, и, конечно же, всеми способами должен его отблагодарить, и популяризировав имя его, и вознаградив его и так далее. Но здесь такой момент, а какой, собственно, был вклад в музыку? Просто есть малые ребята, которые себя возомнили какими-то суперпродюсерами, присылают тебе какую-то коротышку маленькую, и говорят, что они авторы музыки. А когда ты потом её перерабатываешь, тратишь некоторое количество денег, сил и времени на переаранжировку, на создание полноценного трека – они даже и знать об этом не хотят, они хотят роялти.     

Александр Генерозов: Ну и тем не менее, за условные 10-15 тысяч рублей – правда, что за эти деньги можно купить бит вполне хитовый? Меня просто эта цена поразила как-то…

FEDUK: Ну вот представь, что я битмейкер, я долго-долго работаю, на протяжении нескольких лет, может быть десятков лет я выпускаю музыку, я расту. И один раз у меня купили за одну цену, а потом я повышаю ценник, и вот идёт такой органический рост. Есть такой момент. Но есть чуваки, так называемые ноунеймы. Они делают какой-то бит, продают его непонятно кому, и непонятно за что, и этот трек потом становится суперхитом. И чувак такой: «Блииин, ну что-то я продешевил!». Но на самом деле, это к разговору о том, что есть практика, а есть удача. То есть звёзды сходятся, какие-то события пересекаются, и трек становится хитом. Это абсолютно непредсказуемая вещь, и если музыкант, битмейкер видит потенциал в своей музыке, то, конечно, он накинет приличный ценник, ну или возьмёт роялти, это уже индивидуально.

Александр Генерозов: После «Розового вина» было очень интересно наблюдать за развитием карьеры, на тот момент вы были уже минимально состоявшиеся музыканты, и Лёха, и ты. И глядя на твою и его, Элджея, карьеру, не могу отделаться от мысли, что если сначала перевес по удаче, успеху был явно на стороне Алексея, то потом, после его «раскрытия глаз», женитьбы и развода, которые не на его инфополе стали работать, ты стал смотреться выигрышнее, ну как поросенок «Наф-Наф», который на крепком фундаменте дом строил. Согласишься?

FEDUK: Ну это просто ситуация, ну вот двух человек сравнивать из-за того, что у нас есть совместная песня… Я считаю, что меня можно так же сравнить и с другими музыкантами, но если мы говорим об этом именно сравнении, не знаю, всё сугубо индивидуально. Потому что мне кажется, что у Лёхи вообще всё в порядке, и с треками – они выходят очень часто, что самое главное. Треки прикольные, саунд качественный, коллаборации всякие, и музыка в своем продакшне растет. Ну а у меня как-то, ну с чего я больше начинал – с андеграунда, с такой ниши, мне кажется, что я опять погружаюсь в него в хорошем смысле, у меня инди-андеграундная культура сейчас преобладает в моей музыке. И я не могу себя пересилить и попросить фит у каких-нибудь чуваков, которые сейчас в топе, которые мне, например, не сильно нравятся, не особо симпатичны мне… 

Александр Генерозов: С Даней Милохиным фита не дождемся?

FEDUK: Если Даня Милохин завтра сделает какой-то офигенный саунд, он мне понравится – почему нет? Я не могу по обложке судить, но если человек раскрывается как музыкант – то очень приятно. У меня так было с несколькими артистами, я их не воспринимал, а потом после некоторых треков моё представление о них поменялось.   

Александр Генерозов: Федя, спасибо огромное за отличный разговор, было так круто, жду тебя с новыми треками и выступлениями, заглядывай, договорились?

FEDUK: Спасибо всем, обязательно зайду. И могу «вкинуть» так, по секрету, что с Лёхой мы натворим дел, по крайней мере, в ближайшее время.

Александр Генерозов: Звучит интригующе, и даже чуть угрожающе. Друзья, хип-хоп артист, музыкант и продюсер FEDUK провел сегодня свой воскресный вечер вместе с нами на Европе Плюс, прощаюсь до воскресенья, Александр Генерозов, Week&Star. Пока!

FEDUK: Bye-bye!

Оцени!

Предыдущая новость

Вомбат-Мисс-Руби-стала-весить-35-кило-—-её-посадили-на-диету

Стиль жизни

Вомбат Мисс Руби стала весить 35 кило — её посадили на диету

С наступлением холодов лишние килограммы набирают не только люди, но и животные. И им тоже порой приходится садиться на диету. Самка вомбата Мисс Руби, живущая в австралийском заповеднике Safe Haven, стала весить 35 килограммов. Обычно масса её сородичей колеблется в районе 20-32 килограммов, но наша героиня превысила среднюю отметку. Сотрудники заказника изменили рацион Мисс Руби и уменьшили количество калорий. Параллельно начали тренировать и много гулять с пушистой питомицей, чтобы она вернулась в комфортные […]

today01.10.2021 8

Контакты
НАЙТИ
0%