Week&Star

Иван Абрамов: о своей искренности и личных темах в стендапе

today13.11.2021 4 1


Задний план
share close

.iframe {
padding-bottom: inherit !important;
}

7 ноября гостем шоу Week&Star стал комик, участник шоу StandUp – Иван Абрамов! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple Podcasts, Google Podcasts, Castbox, «Яндекс.Музыке».

Слушайте Иван Абрамов @ Week & Star на Яндекс.Музыке

Александр Генерозов: На Европе Плюс невероятно талантливый стендап-комик и музыкант, парень, который обожает свою семью так, что у него нет ни малейшего семейного или его личного секрета – кроме, разве что, суммы на их счету в банке – Иван Абрамов! Привет тебе, Иван, и всем пламенный привет, кто с нами сейчас!

Иван Абрамов: 13 700. Нет теперь больше никакого секрета, всем здравствуйте!

Александр Генерозов: Ну, оставим, знаешь ли, маленькой тайной – в какой валюте всё же. Ты уже 7 лет в стендапе, по крайней мере, в StandUp шоу. Семья, образование, здоровье – мне кажется, что ни одна звезда инстаграма или TikTok не запускает так глубоко всех к себе «в гости», как участники стендапа.

Иван Абрамов: В своих монологах, ты имеешь в виду?

Александр Генерозов: Я имею в виду, что стендап-артисты вообще подпустили к себе своих поклонников больше всего. Согласишься ли ты, что вы на первой линии доступа?

Иван Абрамов: Частично соглашусь, частично буду немножко «душным». (смеется) Мы именно в монологах подпускаем, но мы иногда утрируем. Я стендап-комик, но я, допустим, в инстаграм редко вывешиваю, у меня нет ни одного фото с ребенком, со своими детьми, мы ещё с женой не созрели для такого шага, мы в этом плане консерваторы, мы верим в то, что существуют инстаграм-ведьмы, мы не то что не выкладываем своих детей со смайликами…

Александр Генерозов: Инстаграм-ведьмы?

Иван Абрамов: Да, которые могут сглазить наших детей. Вот, потому что в 21 веке развита айфонизация и ведьмы. Мы в это верим. А то, о чем ты говоришь – это только в монологах мы подпускаем к своей семье – якобы – создавая иллюзию, что мы чем-то личным делимся. Но говоря про обрезание, я, конечно, делюсь чем-то полезным и очень сокровенным.  

Александр Генерозов: Ну Опра, или в нашей реинкарнации Юрий Дудь из вашей семьи смогли бы ещё что-нибудь вытрясти? Или реально уже идти просто уже не с чем?

Иван Абрамов: Я думаю, что в моём случае всегда есть с чем идти (смеется). Я, к сожалению, искренний, но я над этим работаю. Нельзя быть настолько открытым в современном мире. 

Александр Генерозов: МГИМО, death-metal, КВН и логичное развитие этой композиции – стендап-комедия с музыкальным оттенком, Иван Абрамов на Европе Плюс! Ты накануне большого концерта «Большой ребёнок». Поправь меня, если я ошибся в названии или сущности.

Иван Абрамов: Ну смотря что дальше. Я пока теряюсь в слове «накануне». Что будет дальше – не очень понятно, увы.

Александр Генерозов: Ну да, к сожалению, сложная для всех сейчас история. Я залез в YouTube, посмотрел запись концерта и удивился, концерт получился максимально личным, семейные фото и видео, истории про детские переживания и травмы, местами до слезинки. А если тебя самого пробило и захотелось заплакать прямо на сцене?

Иван Абрамов: Да. Я, как человек, далеко не кремень. У меня был момент, когда я плакал в этом месте, когда проверял этот отрезок на концертах по России. Но я довел технику подачи материала в хорошем смысле до того, что это невозможно. Если бы я там расплакался – это было бы, ну как будто «пожалейте меня». Я этого не хотел, я хотел сказать так, как я чувствую это спустя 20 лет. Ну это такой дешёвый эстрадный приём – расплакаться, это не так, на самом деле сложно, как кажется, если действительно говоришь о чём-то, что тебе важно, в данном случае либо о родных, в частности о своих детях, о матери. Но если кто-то расплакался – значит, получилось достучаться.    

Александр Генерозов: Как долго длился весь процесс создания шоу от появления идеи до заливки выпуска в YouTube?

Иван Абрамов: В моём случае мы переносили из-за пандемии сроки, соответственно, то, что изначально планировалось растянуть на год, максимум на год и три месяца – растянулось почти на два года. Но от этого концерт, я думаю, стал только лучше. Потому что я в психоанализ сильно углубился, и у меня красная нить была более очерчена в концерте. Я теперь понимал, на что нанизывать мои мысли, и чтобы это было не по-детски, а именно по-взрослому, чтобы было интересно слушать. Про сны и так далее. Потому что люди, погруженные в психоанализ, психологию, скажут: «ну да, в этом есть истина», то есть это не просто полив каких-то эмоций, это сопряжено ещё с какой-то наукой.

Александр Генерозов: То есть для тебя концерт и ещё своего рода психотерапевтический сеанс?

Иван Абрамов: Конечно, а это для всех комиков такая восьмиминутная или часовая психотерапия, мы делимся же вот своей болью, своей правдой, у нас основа шуток в стендапе – это боль и правда. Поэтому мы волей-неволей должны раскрываться и из своего скелетика маленького всем показывать.

Александр Генерозов: Ну а ты со специалистом согласовывал тогда? Вот он говорил тебе: «Ваня, это тебя расшатает, не надо, не надо»?

Иван Абрамов: Да, он говорил: «Не надо делиться тем, что мы здесь обсуждаем. Вас не поймут, вас осудят, вас сочтут мракобесом». Я говорил, что я знаю, на что иду, хотя ещё не знал. Да, людям странно слушать какие-то тезисы из психоанализа, не погруженным именно в психоанализ.

Александр Генерозов: Тебя полгода полощут за твое высказывание о жене, и о том, что будет, если она потолстеет. Ты понимал в тот момент, что это информационная бомба, что это наброс «99 lvl»? Ты понимал, на что ты идёшь в тот момент, или то, как потом бомбануло у всех, отозвалось и для тебя неожиданностью?

Иван Абрамов: Ммм, да нет, когда я говорил – я просто высказывал свою точку зрения, я стендап-комик – я её и высказал с позиции сарказма, утрирования и так далее. Но вот она рядом со мной сидит.

Александр Генерозов: Да, Эля тут с нами.

Иван Абрамов: Моя совесть перед ней чиста, ну а что в этой фразе услышали остальные – ну я могу их понять, я на эту тему уже высказывался, то есть весь хейт, который был в мою сторону, мне абсолютно понятен, я без негатива отношусь к этому. Ну да, что было, то было.

Александр Генерозов: Но отрицательный пиар, он же всё равно остаётся пиаром по сути? Ты не подсчитывал дивиденды с этого, что вот выросла цитируемость или не особо?

Иван Абрамов: Не знаю, я в этом не разбираюсь. Мне отрицательный пиар не нравится в любом случае, потому что я себя позиционирую немножко по другому пути, я комик, который развивается по-другому. И я никаких дивидендов чисто умственно не смог получить. Как, что? Ну может пойти ещё к Собчак и ещё что-то там сказать? Ну зачем мне это, я просто тихонечко делал своё дело.

Александр Генерозов: Ну а тебе приходится извиняться перед супругой, когда немножко переберёшь?

Иван Абрамов: Перед Элей? Я перед Элей никогда не извинялся за шутки про мою жену. Она больше всего с них смеётся, конечно. Просто найдите своего… зрителя? Да не то, чтобы зрителя даже, ну пусть так, найдите своего зрителя, с которым вы родите детей, через год приведёте себя в форму… Нет, просто найдите своё счастье, и смотрите в сторону своей семьи. У нас всё прекрасно!    

Александр Генерозов: Ты не только отличный музыкант, у тебя получаются отличные пародии, но это не самый частый элемент в твоих выступлениях. Это слабо заходит? Не та вещь, которой можно выделиться? Или как ты это объяснишь?

Иван Абрамов: В стендапе я не использую часто пародию, потому что, во-первых, пародия может быть как инструмент для того, чтобы рассмешить. Если ты основываешь свою карьеру чисто на пародиях, ты – если ты не Бурунов или Галкин – ты дальше со своим голосом никому не интересен будешь. Тебя не будут воспринимать как человека, который интересен сам по себе, 98 процентов пародистов интересны именно когда они кого-то пародируют, соответственно мне в стендапе больше всего нравится что-то личное, и не надо скрываться за маской объекта твоей пародии. Ты можешь спародировать какой-то образ, если он будет уместен в конкретной ситуации, которую ты стебёшь. В принципе, пародия как жанр, он как по мне – довольно примитивен, потому что не создаёт ничего нового, он просто копирует в сторону шаржа, утрируя какие-то отличительные черты в лице, в речи, в жестикуляции у объекта пародии твоей. То есть он уже придумал сам что-то, а ты просто смотришь на него и утрируешь. То есть в этом особой какой-то творческой работы я не вижу. Поэтому я нечасто пользуюсь пародиями какими-то, то есть я знаю, что у меня есть какие-то скиллы в определенных объектах, в некоторых я не смогу никак снять, и то я не пародист, я шаржист, я не могу «в копейку» спародировать, у нас есть пародисты гениальные, а я – шаржист. Мне главное рассмешить, а не чтобы люди сказали «очень похоже, но не смешно». Поэтому я стараюсь быть больше собой на сцене, что-то пародировать как в КВНе, допустим, мне не сильно нравится.

Александр Генерозов: Ну а музыка – это тоже тогда, получается, некоторый дополнительный скилл, который помогает просто разнообразить себя?

Иван Абрамов: Да, да, мне очень нравится просто вот разнообразить выступления, мне нравится чуть больше эстрады добавлять в свои выступления, чтобы люди ещё: «ох, ох, ещё и вот это!» – мне нравится такой эффект. Хотя мне зачастую нравится смотреть классический стендап, то есть если я просто могу делать выбор – я посмотрю какой-то музыкальный стендап либо какой-то очень классический. В баре я сделаю выбор в пользу последнего. Потому что мне нравится, когда без лишней мишуры, просто текст, мысли, и может быть мой следующий концерт и будет таким. Если вот этот, «Большой ребёнок», был просто напичкан музыкой: гитара, синтезатор, светомузыка, то, может быть, следующий будет вообще максимально такой камерный. Хотя на следующий год мы уже арендовали «Крокус», может быть всё ещё хуже будет в этом плане (смеётся).  В хорошем смысле, для шоу.

Александр Генерозов: Но всё же, никогда – ну пусть в качестве cайд-проекта, не хотел тряхнуть стариной и – у тебя же есть все хорошие данные чтобы запеть и заиграть – и выпустить пару-тройку треков хотя бы. А вдруг они в спотике выстрелят?

Иван Абрамов: Может быть когда-нибудь, не знаю.

Александр Генерозов: Больше информации о госте в серии быстрых вопросов, ответы всегда в любом размере. Слово Standup – что ближе, училка в классе Stand up! или незабываемое Stand up and fight?

Иван Абрамов: Мне, наверное, ближе сейчас, что это перфоманс какой-то. «StandUp Иван Абрамов». Или что-то вокруг этого. Сильно тщеславно прозвучало. «Стендап не отделим от понятия «Иван Абрамов» – отвратительно! (смеётся) Моё маленькое эго – не маленькое, ни на секунду, сказало своё слово. 

Александр Генерозов: Точка бифуркации в прошлом: ты стендап-комик или рок-звезда при равной популярности и деньгах. Твой выбор.

Иван Абрамов: Ну если вернуться в прошлое, и там что-то поменять? Ну если бы вернуться в школьное прошлое…

Александр Генерозов: Да какая разница, где тебя расщепило, туда, на точку принятия решения и вернись.

Иван Абрамов: Так у меня нереализованная мечта – рок-звезда, может поэтому я не могу отказаться от музыкальных инструментов в рамках стендап-комедии?

Александр Генерозов: Хорошо! Сохранение хорошей фигуры. Чего это стоит. Я выкинул на помойку: сахар… продолжи!

Иван Абрамов: Сахар, дрожжи, фруктозу теперь заменил на стевию, регулярные тренировки теперь, три раза в неделю с тренером по боксу. Не ради того, чтобы научиться драться, а ради кардио. Бокс как ничто другое способствует потоотделению. То есть занимаюсь боксом в первую очередь ради того, чтобы… Ну не знаю, мне просто больше дано сделать за день, если я занимаюсь физкультурой. Ну просто я могу больше с детьми проводить времени, это не про то, что я хочу быть красивым, хочу, конечно! Но в первую очередь это для того, чтобы я был выносливым, что бы просыпался и – хоп! А не вот так вот (показывает) ещё в YouTube 40 минут сидеть. А – хоп, и пошёл день свой делать.

Александр Генерозов: А, кстати уж, если сидеть 40 минут, то в YouTube или в TikTok?

Иван Абрамов: В PlayStation 5.

Александр Генерозов: Забыл, что хотел сказать. Бывало?

Иван Абрамов: Я думаю, что у стендап-комиков такого не бывает, что «оп!» – и замолчал, мы же сами себе текст пишем, мы можем импровизировать то, что нами забыто в этот момент. Нет, не бывало такого. Бывало, что забывал текст, который дальше должен был идти, но зритель не понимал, что забыл. То есть я прямо импровизировал, я говорил: «Я забыл, что у меня там дальше», и над этим шутил. Нужно максимально со зрителем честным быть, они же чувствуют вот эту всю эстраду в плохом смысле, знаешь.

Александр Генерозов: Отводишь себе какой-то процент на импровизацию на концерте, что вот здесь я скажу что-то такое, что по ходу придумаю, или всё четко, всё по плану?

Иван Абрамов: Есть такое, но до этого у меня должен быть блок, после которого люди скажут: «Да, мы не зря заплатили деньги за этот билет, можно позволить даже такую импровизацию, в случае, если она не удалась. Моя задача, чтобы люди выходили и такие говорили: «Блин, не зря сходили, ещё придём!»

Александр Генерозов: Хотел попытать тебя знаешь ещё о чем, у тебя был такой классный опыт, ты принял участие в «ЧБД», и это вообще прикольным мне показалось с той точки зрения, что ты выступал немножко не в своей привычной мизансцене, когда есть ты и твои слушатели, которым всё это дают, а ты и другие комики. Я видел, как ты прямо нервничал на старте, но потом ты эту ситуацию как-то сумел переломить. И это действительно разыгрывалось по определённому сценарию, или было определенное столкновение, вот тебе надо было подать себя, что вот вас четверо, но и я мощный чувак?

Иван Абрамов: Да моя проблема была в том, если я сейчас воспроизведу свои эмоции в том, что я пришёл туда соревноваться, у меня проблема всегда такая, что я с кем-то постоянно соревнуюсь, это моя психоаналитическая проблема, но я её разгадал, а рефлексы ещё остались. Но там не надо соревноваться, там надо прийти и как на кухне с людьми разговаривать просто и какие-то приколы ловить. А я начал соревноваться зачем-то кто смешнее, и потому так просел. Мне вообще в соревновательном жанре в юморе некомфортно. Поэтому, когда стендап начался после КВН, я такой: «Господи, слава тебе, наконец-то мне не нужно баллы получать ни за что». Всё, всё, пускай зритель просто смеётся и всё. А тут я как будто включил опять соревновательный режим, и я был не в своей тарелке, да.

Александр Генерозов: Скажи, пожалуйста, а ты ведь там сталкивался с близкими коллегами по цеху, с Нуриком Сабуровым и с Лёхой Щербаковым. Они, на твой взгляд, действительно разыгрывали себя таких вот. То есть это такой образ, или Лёха – он вот такой и есть в жизни?

Иван Абрамов: Он немножко там утрирует, конечно. Он не настолько глуп, как ему хочется показаться для своей аудитории. То есть, ну да, он действительно не читал ни одной книжки, кроме школьной какой-то «Геометрии», но явно в кратком содержании, но он довольно-таки башковитый чувак. Нурлан тоже, он очень гуманный человек, не настолько за жесть, то есть там немножко… ну ты всё равно понимаешь, для кого ты работаешь, для какой аудитории, которая там «давай, на вилы гостя!» Ну и соответственно это прикольно, когда ты, грубо говоря, зазвездившегося человека спускаешь с небес на землю. Для людей это: «Вот, теперь ты здесь!»

Александр Генерозов: Ну это же по эмоциям аналог всех шоу «Прожарка»? Просто завернутых в другой формат так или иначе?

Иван Абрамов: Ну чисто импровизационный только, да. То есть «Прожарка» имеет под собой какую-то базу в виде подготовленных шуток, а там ты просто не понимаешь, в какое русло повернется беседа. В этом то и прикол этой передачи. То есть ты смотришь, и тебе интересно, что будет с этим гостем.

Александр Генерозов: Ну а тебе близок эмоционально этот формат всё-таки? Такого панча бесконечного.

Иван Абрамов: Нет, это прикольная передача, но мне это тяжело смотреть. То есть, я такой, каждый раз:«Ай! Чувак бедный, ай! Неловко!»

Александр Генерозов: «Открытые микрофоны» на ТВ и в городе – две разные вещи. То есть на ТВ приходится как-то это прикрывать, но те, кто был на городских «микрофонах»? знают, что стоит просто страшный мат, обсценная лексика, я был, и меня это удивило. А у тебя образ такого, самого культурного и интеллигентного стендап-комика. Это табу для тебя? 

Иван Абрамов: Да нет, я на самом деле матом не брезгую, но просто в моём случае он должен быть оправдан. Когда он оправдан – он там настолько органично вплетён, что ты такой: «А, ну иначе то и не скажешь про действующую ситуацию в мире», ну грубо говоря, да? Но иногда просто хочется сделать шутку так, чтобы она такую же реакцию вызвала: «Вау! Как ты это завернул, как ты это витиевато всё сплёл в предложениях, что и смешно, и понятно, и интересно, я сам немножко додумал, ты не разжевал!» И вот это самый кайф. Я стараюсь вот туда идти сейчас, в ту сторону.

Александр Генерозов: А тебе не кажется, что наши российские стендап-артисты сейчас немножечко проскребли по дну, ну или потолку, и дальше не могут пробить на какие-то другие уровни, нет такого ощущения? 

Иван Абрамов: У меня нет такого ощущения, я смотрю ещё ко всему в разрезе YouTube, StandUp на ТНТ, Открытый Микрофон, и просто живые выступления на живых площадках, там очень много крутых комиков, да и в нашей даже передаче, StandUp на ТНТ, сейчас он, кстати, выходит по понедельникам, в 22:00, перенесли слот. Но там реально очень крутые комики!

Александр Генерозов: То есть вашей гвардии не уступающие, по твоему мнению?

Иван Абрамов: Ну я не хочу быть лжепатриотом какого-то своего проекта, где я участвую, но я действительно патриот StandUp на ТНТ. Мне очень нравится то, что мы делаем, мне очень нравятся наши новые комики, там Сергей Зорик, Вадик Пастильный, Тимур Джанкёзов, Расул Чабдаров, они уже не совсем молодые, но это комики, которые, вот если вы посмотрите их монологи, вам точно понравятся. Вы точно за что-то зацепитесь, засмеётесь. Там понятия такого, как «по дну проскрести» – ну может ты натыкался на таких, просто не бывает в стендапе смешно или несмешно, бывает, либо ты соотносишь себя с юмором этого комика, либо не соотносишь. 

Александр Генерозов: Соглашусь, найди своего комика, найди своего психотерапевта! Друзья, Иван Абрамов, самый музыкальный стендап-комик провел свой воскресный вечер вместе с нами на Европе Плюс, Александр Генерозов, Week&Star, встретимся через неделю, пока!

Иван Абрамов: До свидания!

Оцени!

Предыдущая новость

Звёзды,-которые-вернулись-к-привычному-стилю-спустя-годы

Мода

Звёзды, которые вернулись к привычному стилю спустя годы

Далеко не все звёзды любят щеголять в эффектной одежде круглые сутки. Многие из них предпочтут сценическим костюмам уютные треники, растянутую футболку и демократичные биркенштоки. Кристина Агилера, к примеру, так устала от образа, навязанного ей продюсерами, что решила сделать перерыв в выступлениях и перестала гнаться за модельной фигурой. Но теперь триумфально врывается в светскую хронику: все чаще мы видим диву в кожаных корсетах и на умопомрачительно высоких каблуках. А вот Меган Фокс «вернул […]

today13.11.2021 3

Контакты
НАЙТИ
0%