Week&Star

Арсений Попов: о секретах импровизации и роли в фильме «Хищники»

today03.03.2021 32


Задний план
share close

21 февраля гостем шоу Week&Star стал актёр, комик и участник шоу «Импровизация» Арсений Попов! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple PodcastsGoogle PodcastsCastbox«Яндекс.Музыке» и Podbean.

Александр Генерозов: На Европе Плюс отличный актер, юморист. Парень, не любящий рыбу, и умеющий ярко импровизировать – Арсений Попов! Здравствуйте, Арсений, и привет всем-всем, кто с нами сейчас!

Арсений Попов: Да, здравствуйте всем слушателям Европы Плюс, сразу прошу прощения за голос, вчера был на концерте, громко подпевал, уже даже название группы не помню, но помню, что сорвал голос. Думаю, что в ближайшие часы всё исправится. И знаете, что любопытно, Александр? Ну актер – понятно, это даже я больше всем говорю, чем эту информацию можно где-то найти. С шоу «Импровизация» – тоже понятно, потому что есть телеэфиры. Удивительно, что все знают мои гастропредпочтения, что я не люблю рыбу. Странно, что именно это можно обо мне найти, но это и приятно – значит, вы не предложите мне рыбу!

Александр Генерозов: Ну просто такой яркий момент, как не вспомнить!

Арсений Попов: Ну да, у всех людей есть предпочтения, кто-то не любит печень гусиную, кто-то рыбу.

Александр Генерозов: А кто-то и свою печень не любит, да. Зима, которую все не любят ни в каких проявлениях в этом году, кажется, решила напомнить о себе. Холод и способность к импровизации, она тоже вымораживается, как и остальные чувства, или наоборот, сверхпроводимость открывается?

Арсений Попов: Я думаю, что конкретно импровизация здесь ни при чем, я думаю, что все люди как-то реагируют на холод. То есть так же можно спросить у водителей такси, у радиоведущих, у бухгалтеров – как на них повлиял холод? Тут вопрос, как мне кажется, человеческий. Я к холоду отношусь… нормально. Я хотел бы сказать нейтрально, но даже, наверное, я люблю снег и зиму, я вообще родился в Омске, про меня можно сказать, что я сибиряк, и, собственно, снег зимой для меня – это норма. И то, что его иногда не бывает, в Питере или в Москве, вот это больше меня смущает. Больше смущает, что в январе слякоть или дождь, а снег, зима – всё совпадает.    

Александр Генерозов: Итак, к вашему портфолио можно смело добавлять «киноактер», «Хищники» – хоть и не первый ваш опыт, но в полном метре, наверное, самый объёмный.

Арсений Попов: Да, наверное, можно смело говорить, что это большой шаг, потому что до этого были небольшие роли или роли в сериалах, которые либо не замечали, либо даже не выходили вовсе в свет. Здесь этот фильм помимо того, что у меня роль чуть побольше, чем обычно, ещё и покажут в кинотеатрах, то есть то, куда я хожу с попкорном, чтобы провести время, может быть пригласить девушку на свидание в кинотеатр – вдруг кто-то окажется на моем месте, пойдёт в кино, для того, чтобы посмотреть фильм, в котором он увидит меня. Надеюсь, всё получится хорошо. Потому что я признаюсь, финальную версию я ещё не посмотрел, несмотря на то, что фильм уже в прокате, но я думаю, у меня будет время и возможность, раз уж так совпало, у меня 18 февраля, в день премьеры, были съёмки в шоу «Импровизация», собственно, для тех, кто является поклонником шоу, сразу скажу, что съёмки были, то есть новый сезон скоро стартанет в эфире.        

Александр Генерозов: То есть, это не отмена традиционной карьеры, это всего лишь дополнение?

Арсений Попов: Да, абсолютно точно, дополнение, я адепт той идеи, что, если человек занимается классно приготовлением еды, – он не только повар, он может классно кататься на лыжах, он может прекрасно воспитывать детей, и, возможно даже, быть прекрасным брокером на бирже. Мне кажется, что люди могут и должны быть разносторонними. 

Александр Генерозов: Вы играете альфонса, непривычная роль для парня, который каждую копейку всегда зарабатывал сам, как и все юмористы…

Арсений Попов: Приятно, что вы об этом знаете, действительно, я не привык к тому, что меня кто-то содержит и обеспечивает. Я достаточно рано стал самостоятельным и из семейного гнездышка вылетел. Но, сложно ли играть альфонса? Мне кажется – нет. Мне кажется, любой человек, если за него все финансовые вопросы, жилищные, и так далее, решает кто-то другой… Знаете, к хорошему быстро привыкают! Поэтому, именно это у меня сложности не вызвало.

Александр Генерозов: Но всё же, надо привыкнуть к этому? Был ведь какой-то тренинг, пока готовились?

Арсений Попов: Слушайте, ну даже те, кто играет маньяков, они же тоже… Ну это же роль, во-первых! А во-вторых, даже психологическую драму, может быт какую-то необычную профессию, сыграть, наверное, сложнее. Здесь – ну просто представил, что я маленький мальчишка, у меня есть мама, которая обо мне заботится. Всё остальное само собой сложилось.

Александр Генерозов: Импровизации пять лет! Поздравляю! Для человека – немало, но для телепроектов – опасный возраст. Кажется, что всё на своих колесах, рейтинги на месте, и вот она – рутина. Опасность чувствуете, натянутую нить? Что надо дальше вытягивать шоу и не дать ему заскучнеть?

Арсений Попов: Согласен с тем, что пять лет – это знаковая цифра в жизни каждого человека, особенно советского. Но смысл в том, что в импровизации трудно заскучать или трудно встать «на рельсы», потому что, даже играя одинаковую игру, ты не можешь повториться. Потому что у тебя нет заготовленных отправных точек.

Александр Генерозов: Если посмотреть на выпуск телевизионного шоу «Импровизация», насколько это отличается от того, что происходит в зале? Вёрстка всё-таки приличный кусок убирает каких-то неудачных, так или иначе, дублей, или вы переходите какую-то грань незримую, не про политическую цензуру сейчас, а просто недопустимые вещи?

Арсений Попов: Я понял, да, вопрос абсолютно законный, потому что люди, которые сходили и на концерт к нам, и на съёмки телевизионного проекта или, в любом случае, посмотрели по телевизору, думают: «А что может быть на концерте?» – они найдут разницу, потому что, конечно, концерт… Кстати, всем нам четверым концерты нравятся по принципу, что это целостный продукт. Живая материя, мы здесь в диалоге со зрителем находимся все полтора-два часа. Мы не можем что-то переснять, что-то переделать, что-то изменить, мы должны идти ва-банк, всегда ва-банк. То есть, каждую игру, каждую секунду.  

Александр Генерозов: Ну и зритель же не может свайпнуть на концерте, как он бы это сделал на своем смартфоне, если ему бы поскучнело? Потому что это в цену билета как минимум стало бы?

Арсений Попов: Зритель имеет на это право. То есть наша задача его удержать, потому что он может просто встать и уйти. И это, конечно, трагедия, удар по самолюбию, благо такого, по-моему, я ни разу не помню, было, что люди уходят в уборную или позвонить, но возвращаются. И мне кажется, количество вышедших всегда равняется количеству вернувшихся. Что касается телевидения, там мы тоже не можем переснять игру, потому что задание нельзя дать ещё раз, но есть действительно возможность вырезать что-то. Обычно мы можем просто подсократить саму длительность импровизации, самой игры. По словам и по буквам просто.

Александр Генерозов: Вот вас четыре человека – костяк программы, и Павел Воля неизменно. Он кто для вас? Он некий камертон или полноценный участник программы – он должен быть на одной волне? Каков его функционал с вашей точки зрения?

Арсений Попов: Ну, до нашего появления, до выхода нашей передачи, конечно же, самым главным импровизатором страны считался Паша Воля с его общением со зрителями в Comedy Club, когда он знал только, может быть, имя гостя, или, может быть даже, видел его впервые здесь и сейчас. Я, признаюсь, на тех съёмках не был, и как там всё это снималось – не знаю. И это была фантастика. Но для нас, когда мы только с ним познакомились, для нас это был, конечно, недосягаемый, звездный человек, который помимо того, что очень сильно удивил – мы думали же, что все эти звёздные небожители – с ними же просто даже невозможно заговорить. Я помню, что он показался очень простым и лёгким в общении человеком. Для нас он сейчас – я бы назвал всё-таки его мостиком. Мостиком к узнаваемости на телевидении. Мостиком к тем звёздам, которые к нам приходят, потому что не со всеми мы… Это сейчас мы можем говорить, что мы кого-то знаем, кто к нам приходит, с кем-то уже где-то встречались. Тогда мы были никому не известные пацаны, которые, например, увидев Харламова, Мартиросяна, каждого звездного гостя, который к нам приходил, а мы видели их только по телевизору, и вдруг с ними просто заговорить и начать импровизировать – да, наверное, духу хватило бы, но вот чтобы стать с ними чуточку на равных… Потому что мы здесь и сейчас вместе делаем программу, и он знакомил нас с гостем, гостя с нами, и мы становились одним целым на площадке. Плюс, он уже, наверное, друг. Поэтому нельзя сказать, что он просто вне нас, вне нашей передачи. 

Александр Генерозов: Не просто наемный ведущий?

Арсений Попов: Нет-нет, хотя, конечно, до выхода передачи рассматривались несколько вариантов, кто будет это шоу вести. И мне кажется, мы даже не могли мечтать, что это будет Воля, и очень рады, что так получилось.  

Александр Генерозов: Арсений Попов, участник шоу «Импровизация», киноактёр и даже дизайнер, на Европе Плюс! Вопросы покороче – ответы в любой форме.

Арсений Попов: Ух ты, вспомнили про то что я дизайнер! Здорово!

Александр Генерозов: Ну футболки же были какие-то. Я не захожу на эти территории в шутках. Продолжите.

Арсений Попов: Да, мы не лезем в политику, мы не хотим, чтобы наши шутки кого-то обидели. Ну и, если я сейчас скажу, что мы стараемся не пошлить, вы, конечно, рассмеетесь мне в лицо, но стараемся.

Александр Генерозов: Три лучших импровизатора всех времён и народов по версии Арсения Попова. Если три сложно – можно и одного.

Арсений Попов: Нет, давайте я назову всех трех – Позов, Матвиенко и Шастун.

Александр Генерозов: Абсолютно нерепрезентативный опрос знакомых по поводу участников шоу «Импровизация», и в результате к вам приклеился эпитет «странный». Нормально, да?

Арсений Попов: Во-первых, мне очень нравится. Это вообще очень хорошее качество – самоирония, потому что люди, которые зазнаются или строят из себя то, чем они не являются – они, конечно, будут сами расхлебывать созданный из ничего свой образ. Что касаемо «странный», ну во-первых, это не обидно. Не стремный. Странный! А во-вторых, я думаю, это из-за того, что у моих коллег есть опыт, КВНовское прошлое. И у них есть общее понимание построения шутки. У них есть общий юмористический вкус. Ну, по крайней мере, похожий. У них есть вот та школа, которая собственно их сформировала. КВНовская. У меня этого нет, поэтому меня веселит какая-то вещь, которая не поддается какому-то обоснованию и разбору.  

Александр Генерозов: Нео в «Матрице» выбирал между красной и синей пилюлей, но я подумал, что это скучно уже, как и символы, которые они обозначали. Что предложит Арсений Попов выбрать Нео в продолжении «Матрицы». Может красную или фиолетовую?

Арсений Попов: Вы имеете в виду цвета?

Александр Генерозов: И цвета, и что они дают выбрать.

Арсений Попов: Очень часто я в соцсетях общаюсь с публикой, со своими подписчиками, и задаю им какой-то вопрос. И иногда я стараюсь очень сузить вариант ответа до двух альтернатив. Ну, к примеру: «Что бы вы попробовали: мороженое или мамины объятья?». Очень разные вещи, и люди говорят: «и то, и другое» – но ведь я предлагаю именно выбрать! И я против ответа «и то, и другое». Я не люблю неопределенность, мне нравится, когда люди говорят: «Я сделаю вот этот шаг. Пусть я ошибусь, пусть он неверный, пусть я об этом пожалею», но мне кажется, людям надо делать выбор. В вопросе выбора страх – не лучший наш советчик, поэтому выберите что-то одно. Не важно, какая будет мотивация: картинка понравилась, или тот путь, который вам посоветовали – если в случае с Матрицей разбирать, надо не бояться. Ну и, если выбирать цвета, – слушайте, мне нравится синий цвет. Цвет жизни, воды. Синяя таблетка, и какой там с синим хорошо сочетается… И желтый!       

Александр Генерозов: Как работает мозг импровизатора? Невозможно понять, ведь мы, так или иначе, шутим заготовленными шутками, анекдотами. Это определенная свобода, которую надо себе дать? Что для этого необходимо?

Арсений Попов: Мой секрет прост. Когда я слышу задание, я просто веселюсь. То есть, я говорю те вещи, те слова, которые меня лично бы развеселили. Плюс, я вижу реакцию зрителей, у нас ведь не бывает, что мы снимаем передачу или выступаем без зрителей. У нас с этим, собственно, с этим и проблема, что мы не можем попробовать новый формат, или что-то порепетировать, потому что нам нужны зрители. Поэтому у нас даже наши тренировки, мы их называем не репетиции, а тренировки – они проходят на зрителях. И они тоже становятся уникальными, их невозможно повторить, и каждый зритель, когда приходит на них, он становится свидетелем чего-то, что бывает в единственном экземпляре. Но есть просто правила какие-то, которые может освоить каждый желающий, то есть если изначально нас пригласили как каких-то необычных людей, которые обладают какой-то сверхспособностью, то сейчас я скажу, что жанр импровизации в России очень сильно развился, появилось шоу «Импровизация. Команды», где такие же четверки импровизационных коллективов из разных городов России между собой сражаются на сцене, лучшие импровизаторы страны. И они ведь – нельзя сказать, что у них всё это само собой происходит, то есть они чему-то учатся, у нас есть школа импровизации, где мы показываем какие-то свои навыки, делимся своим опытом. Просто, возможно, это не рассказать сейчас в эфире в двух словах. Но, не знаю, совет простой – как научиться импровизации? Пробовать! Пробовать, пытаться проанализировать, почему это было смешно или не смешно, ну и смотреть на тех, кто нравится. Например, каких-то известных комиков в кино, юмористических передачах, ну и просто смотреть смешные шоу! Я КВН смотрю до сих пор. Хотя смеюсь всё реже. Но смотрю до сих пор.

Александр Генерозов: Шутки и внутренняя свобода – это ладно, каждый себе определяет. Но меня немножко тревожит в современном обществе вещь под названием Cancel culture. Культура отмены. Культура исключения. Небольшая ошибка, одно слово неправильное и, не травля даже, а его по-настоящему исключают. У нас ближе всех подходила Регина Тодоренко, в западном мире Джоан Роулинг, Джонни Депп, Джина Карано вылетела вон только что, кантри-звезда Морган Уоллен. Вы не боитесь, что впереди у вас огромное минное поле, и ход истории вас на него просто-таки выносит?

Арсений Попов: Ну мы же знаем, что, если человеку что-то понравилось, он об этом расскажет 2-3 людям. Если не понравилось – то десяти, одиннадцати. Поэтому, конечно, к промахам, особенно к промахам публичных людей, мы относимся с большим вниманием. Где-то я прочитал, что публичный человек, актер, звезда шоу-бизнеса – они все как дети. У них огромная часть жизни напоказ, и, действительно, 100% времени находиться в этом – я понимаю, что это плата такая, но находиться начеку, это же можно сойти с ума? Кстати, действительно, многие сходят. Поэтому, в идеале им как детям какие-то вещи прощать надо. Поэтому я здесь за обоюдную терпимость, звезд – контролировать себя, зрителей – всё-таки быть последовательными. Если вы любите, то простите им какую-то вещь, особенно если просят – её надо услышать. Вообще, я против любой экстремальности. Можно любить и не любить. Может нравиться или не нравиться. Но прямо ненавидеть! Или прямо боготворить – это всегда будет что-то такое ненормальное. Потому что любая крайность очень опасна. Но если уж совсем не можете простить – ну позлитесь где-нибудь, не знаю… в спортзале. Я думаю, что каждого человека в итоге накажет, не знаю там, жизнь, судьба, городской суд!

Александр Генерозов: Он родился в Омске, и именно поэтому в шоу «Импровизация»…

Арсений Попов: …всегда есть место любви к Родине, к зрителям и поклонникам, и к широте русской души.

Александр Генерозов: Вас как омича не цепляют мемы про Омск? Это, кажется, с легкой, или нелегкой руки Варламова, который Омск в своё время заклеймил худшим городом, всё пошло? И тем не менее, для юмора-то это как раз хорошо – столица мемов, как и Челябинск?

Арсений Попов: Здорово, что хоть так вспомнили, потому что, если для меня, из учебников истории я до сих пор знаю, что когда-то столица России была в Омске, что есть такие люди как Колчак, Ермак, и они прославляли этот город, и пусть для молодого поколения хотя бы через мемы город всплывет. Может, кто-то нет-нет, да и посмотрит в словаре или в Википедии что-то ещё про этот город, узнает кто оттуда, чем он знаменит, что там хорошего, вот этот – один из немногих городов-миллионеров, например, в России. Это уже о чем-то говорит, что где большая плотность населения – там большая плотность разных специалистов в любой области.

Насчет мемов – мне всё смешно, всё нравится, и я так, ностальгируя, их читаю, но один – очень сильно заставил меня грустить, и, по-моему, это была фотография, потому что я не видел лично эту надпись. По пути к аэропорту омскому на бетонной стене было написано: «Кто последний будет уезжать из Омска – не забудьте выключить свет». А это ведь не только про Омск, это про многие города, и не только, кстати, в России – у нас всё равно есть утечка – просто жителей, мозгов, талантов и так далее. Я, конечно, хочу в идеале, чтобы мы, может быть, как США. Чтобы не только на одном городе мы зацикливались, чтобы в Петербург люди ехали, потому что там – ну пусть будет культурная столица, в Москву – потому что столица как таковая, и порт пяти морей, то есть такая узловая транспортная развязка для всех остальных стран, в Казань пусть едут потому что там…

Александр Генерозов: Гастрономической столицей тут признали Казань!

Арсений Попов: Пожалуйста, да! Пусть в Омск и Новосибирск едут к сибирским недрам, пожалуйста. У нас тут очень много институтов, много театров, и ведь это тоже, знаете – это же центр России, от нас до востока, до крайней точки столько же, сколько и до запада. У нас тоже есть особенности, есть чему поучиться, то же самое земледелие, охота, может быть, любители этих видов развлечения и жизнедеятельности поедут к нам? Пусть развивают Владивосток, Хабаровск, то есть пусть крупные города будут не только крупными по количеству жителей, но пусть в каждом городе будет своя идея. Вот я прямо хочу сейчас сказать: «Нет однотипным домам!» Я хочу приезжать в город и видеть, что он другой. Чтобы хотелось по нему гулять. Я хочу, и много где об этом говорю, чтобы они любили свои города, чтобы они говорили: «Приезжайте к нам, посмотрите то-то и то-то.» Чтобы достопримечательностью были не только светофоры!

Александр Генерозов: Вернемся ещё к кино. Я вот обратил внимание, что «Хищников» снял режиссер-дебютант Степан Соколов. И вот любопытно, что в сезоне 2020-2021 только в моем шоу побывали гости в поддержку нескольких фильмов, которые сняли режиссеры-дебютанты. Егор Сальников «Смотри как я», Семен Серзин «Человек из Подольска», ещё кто-то. Есть ли в этом какой-то тренд, и может, назовут это потом, не знаю, «ковидной волной» или как там? 

Арсений Попов: Я, кстати, считаю, что искусство должно отражать всё, что происходит в нашей жизни, в том числе и вот нашу самоизоляцию, и всё прочее. Но насчет волны – не знаю, это всегда какое-то такое громкое слово, но мне нравится эта тенденция. То есть, если про мое отношение к ней – это здорово! Мы, по крайней мере я, учился, мы жили в той действительности, что фильмы снимают определенные фамилии. Есть несколько режиссеров, и большинство фильмов сняли они. В фильмах снимаются определенные фамилии, в большинстве. Мне нравится, что всё больше появляется имен, и больше новых, талантливых, да даже не талантливых, пусть появляются разные, я скажу так: много – это не плохо. Потому что зритель всё равно выберет, что ему нравится, и всё равно выбьются в лидеры только лучшие, и не важно, знаем мы создателей, слышали о них где-то раньше, или они совсем-совсем новички, пусть будут! Мне кажется, что дальше – вопрос выбора. Это я уже принимаю решение – покупать мне такие-то вещи или нет. Смотреть или нет. Ну и надеюсь, что однажды среди этих новичков где-то и моё имя прозвучит, и вы скажете: «а, не такой уж и новичок, я этого парня знаю, он снимался там-то и был у меня на эфире, и вообще – неплохой парень!»

Александр Генерозов: Ну что ж, могу только пожелать успехов и самому кино, и вам, Арсений, приходите к нам ещё!

Арсений Попов: Спасибо, что пригласили! Европа Плюс мне очень нравится, слушаю и с удовольствием прихожу к вам в гости, всем слушателям – большой привет!

Оцени!

Предыдущая новость

Звёзды-супергеройских-фильмов,-у-которых-много-детей

Звезды

Звёзды супергеройских фильмов, у которых много детей

Чудо-женщина Галь Гадот станет мамой в третий раз! Об этом рассказала сама актриса, опубликовав семейное фото в инстаграме, на котором можно увидеть округлившийся живот звезды. Вместе с мужем Яроном Версано Галь воспитывает дочерей Альму и Майю. Возможно, теперь родится не чудо-девочка, а чудо-мальчик? Уже скоро Гадот пополнит список многодетных звёзд, сыгравших супергероев. Напомним тебе, кто туда входит. Крис Хемсворт Тор и его жена Эльза Патаки воспитывают дочь и сыновей-близнецов. В […]

today02.03.2021 16

Контакты
НАЙТИ
0%