Week&Star

Андрей Бурковский: о необычном формате сериала «За час до рассвета» и главных вызовах в карьере

today06.03.2021 9


Задний план
share close

28 февраля гостем шоу Week&Star стал актёр Андрей Бурковский! Читай интервью ниже или подписывайся на подкаст, мы есть в Apple PodcastsGoogle PodcastsCastbox«Яндекс.Музыке» и Podbean.

Александр Генерозов: На Европе Плюс актер театра и кино, он проделал невероятный и для многих невозможный путь из КВНщика в драматические актеры, но он не отрекся и от своего комедийного амплуа, рад представить всем – Андрей Бурковский! Здравствуйте, Андрей, и привет всем-всем!

Андрей Бурковский: Привет!

Александр Генерозов: Завтра, а точнее уже через семь часов, настанет весна. Как настоящий сибиряк, томич, скажите, эта зима, которую мы уже провожаем, была похожа на сибирскую? Или, всё-таки такая, мягкая – по сибирским меркам?

Андрей Бурковский: Ну просто всё быстро забывается, мне кажется, что зима в Москве была не так долго, но и дольше, чем обычно. Но, мне кажется, что такая погода, за исключением некоторых нюансов, мне кажется она прикольная! Крутая, потому что снег. Солнце. Нет вот этой жижи, нет запачканной обуви, даже у нас вот собака, ей год почти. И вот в такую погоду ты приходишь домой и не вытираешь лапы, не моешь собаку, потому что она в грязи, и так далее. Единственный нюанс был – то что вот невозможно было поставить машину, где-нибудь приезжаешь на встречу – вот это было «караул». А так – мне кажется, наоборот, зима была прекрасна!

Александр Генерозов: Итак, у вас премьера. Новый мини-сериал – «За час до рассвета».

Андрей Бурковский: Не сериал, скорее многосерийный художественный фильм.

Александр Генерозов: Ну вот такая, довольно-таки необычная история. Первая серия вызывает тройной отклик, «Место встречи изменить нельзя», «Ликвидация» и потом вдруг понимаешь, что где-то рядом ходили «Острые козырьки». Ну и как вам этот адский мэш?

Андрей Бурковский: Наверное, согласился я сниматься в этом проекте именно по вот этой причине. Что это будет такой современный язык и возможность рассказать о вот этой теме послевоенной как-то по-другому. Мне это показалось интересным.

Александр Генерозов: Но такой формат, он ведь не только экспериментален, он и рискован? Я восторгаюсь продюсерами, которые берутся за такие вещи.

Андрей Бурковский: Вы знаете, это вообще очень дорогой проект. Он просто дорогой, и насколько позволяет, что называется, производство – его смогли реализовать. Есть нюансы, понятно, что в Америке это, наверное, было бы по-другому, но там были на всех позициях очень талантливые и крутые специалисты. Понимаете, и смешно, что я пришел пробоваться на другую роль, на роль Буяна – то, что сейчас играет Артур Смольянинов. Через несколько дней мне позвонил режиссер и продюсер и сказал: «Мы хотим тебя на другую роль, на главную – ты как?» И я сказал: «Вообще, супер!» И вот так получилось.

Александр Генерозов: То есть, на первых пробах вместо милицейского строгого кителя был тельник заключенного?  

Андрей Бурковский: Не, ну там обычно на пробы, знаешь, безо всего, в таком, обычном виде, но это такие уже нюансы, но действительно, режиссер точно подобрал, как мне кажется, героев, и сейчас уже вот четыре серии, а буквально через день у нас уже будет шесть серий выложено в интернете на More.tv, КиноПоиске и Wink.

Александр Генерозов: Для меня, кстати, удивительный момент, что сразу три конкурентных сервиса показывают…

Андрей Бурковский: Это говорит само за себя, что это проект, который хотят. А позже это будет на федеральном канале, на НТВ.

Александр Генерозов: «За час до рассвета» – отчасти нуарная история, а с другой стороны есть элементы графичности, комикса. Любопытное сочетание. Это обертка от режиссёра и продюсеров? Или играть тоже приходится соответственно?

Андрей Бурковский: Ну в этом и заключается успех проекта. В жанровой правильности, вот так вот. Как только все слагаемые соответствуют жанру, все играют одинаково – как вот, допустим, происходит в спектакле, вот почему очень часто спектакль не получается – все играют в разные игры. Один в футбол, другой – в хоккей, третий в гольф, понимаешь… А надо играть за одну команду, понимаешь? А не всегда это получается. Я тебе даже больше скажу – артист обязан играть в рамках этого жанра. И когда артист приходит и говорит: «Нет, это там не буду» – это плохо. Это разрушается тогда мир, понимаешь? У Уэса Андерсона нельзя играть по-другому, понимаешь? В «Отеле Будапешт», понимаешь? Надо обязательно вот так вот, с таким лицом вот (показывает). Это и есть жанр, и тогда это всё работает, тогда ты веришь.        

Александр Генерозов: Ещё из трендов, это не новый фильм, конечно, но он вышел в тренды, потому что попал на телеэкран наконец. Это «Доктор Лиза».

Андрей Бурковский: Понравилось?

Александр Генерозов: Да! Я смотрел ещё раньше, конечно, понравилось. Это такая история…

Андрей Бурковский: Я не могу представить человека, который мне может с открытым сердцем сказать, ну типа: «Ну это вот…» Я просто не понимаю, что у человека должно быть в районе сердца? 

Александр Генерозов: Да. Я и хотел сказать, что все, кто касался когда-либо её судьбы и жизни, говорят, что переживали какой-то катарсис. Тебя тоже это коснулось? Когда ты, наконец, стал входить в материал? 

Андрей Бурковский: Я вообще не знал, кто такая Лиза Глинка. Вообще! И потом я прочитал сценарий, и я просто обалдел. Потом начал разбираться, начал вот это всё про неё узнавать, и очень много понял интересных вещей. По природе благотворительности – почему люди помогают? И ответ меня поразил! Ну как мне кажется, может он неправильный, но мне кажется, он правильный. Ответ на этот вопрос не существует! Как только человек себе отвечает на этот вопрос: «Я помогаю потому что…» – это уже какая-то другая история. Это меркантильная какая-то, ещё чего-то, а когда человек просто помогает, потому что не может по-другому, как в фильме говорит потом Чулпан – ну, героиня Чулпан – сама Доктор Лиза: «Ну а как иначе?»    

Александр Генерозов: Твой домашний театр – это МХТ. Он довольно бережно обращается с классикой, и ваш сегодняшний худрук, Сергей Женовач, продолжает эту традицию. Ты в целом также относишься, или можно было бы академизма чуть бы и убавить в родном театре?

Андрей Бурковский: Могу не согласиться с твоим утверждением полностью. И объясню почему. Это представление. Понимаешь, у нас, тем более с советским временем, навешано очень много ярлыков. Знаешь, такое: «А, это вот это». Что такое МХАТ? Это ходят люди по сцене с прямой спиной, и говорят раскатистым голосом, как Качалов, говоря (изображает) такие вот интересные слова! Или знаешь, Чехова в театральном вузе как показывают – и все одинаковые. И этот Чехов, и этот Чехов. Интонации чеховские эти. На самом деле, что такое художественный театр? Дорогие друзья, урок истории начался. (смеется) Начался он как МХОТ, художественный общедоступный театр.

Александр Генерозов: То есть внеклассовый, что подчеркивалось этим да?

Андрей Бурковский: Общедоступный, очень важно. И там как раз и МХАТ начинался с того, с другого. Вот про что ты говоришь – это было в Малом театре. А они решили, как… ну вот с «Чайки» даже начнем – она была другой! Она была тогда там, грубо говоря, супер-реалистичной. Так как говорили люди в этот момент, и все такие: «Господи, да это что-то другое!». МХАТ всегда был новым. Новым словом, новым театром, и, что очень важно, во МХАТе всегда появлялись новые сценаристы, они же драматурги, Чехов, Горький, Булгаков, и так далее. Это – противоположность тому, что ты сказал. Во МХАТе начинал Серебренников, Богомолов, Рыжаков, Бутусов – да, Бутусов начинал в Ленсовете, но рассвет тут был. В этом то и есть суть. Мы ищем, здесь и сейчас. Какой-то свой язык современный. Не то чтобы мы должны все как в TikTok разговаривать, но, чтобы это откликалось у тех людей, которые пришли в зал. Поэтому всё, что ты сказал – это представление о художественном театре, академическом, он ещё назывался Художественный Академический, театр, трижды что-то там знаменный, ордена Ленина, имени Горького, он тогда назывался, в советское время. Ты понимаешь? Он меняющийся театр, очень меняющийся. И поверь мне, артисты, которые там – они все это очень чувствуют! 

Александр Генерозов: Время для быстрых вопросов, ответы всегда в любом размере! Сколько дней без МХТ можете выдержать?

Андрей Бурковский: Мало!

Александр Генерозов: Роль, образ, который потребовал самого чудовищного усилия от тебя?

Андрей Бурковский: Я только за результат! Если режиссеру нужно меня просто измотать, и просто чтобы я умирал, и превратился непонятно в кого – я готов, если результат будет хорошим.

Александр Генерозов: Сакральная для всех театралов роль – Гамлет. Ты примерял эту роль к себе?

Андрей Бурковский: Я чувствую, что это можно сделать интересно, про какую-то боль, и это можно сделать неоднозначно.  

Александр Генерозов: В «Звоните ДиКаприо!» был дуэт с Петровым, в «За час до рассвета» – с Костей Хабенским. С кем из них бы продолжил работать и дальше?

Андрей Бурковский: Я готов работать, и люблю работать, и с одним, и с другим. Замечательные артисты!

Александр Генерозов: Светлана Сурганова, Лолита Милявская, Ольга Куриленко, Маша Кожевникова. Что их всех объединяет? А то, что все они родились с тобой в один день – 14 ноября. С кем бы бокальчиком так «чин-чин»?

Андрей Бурковский: Я почти всех их знаю, подожди! С Машей мы даже один раз пересекались, она меня пригласила на День рождения, ей было что ли 25? И она мне сказала: «Отдай мне эту дату! Я должна праздновать!» А я сказал: «Хорошо, тогда мой будем праздновать через два дня!» Вот такой был опыт с Машкой Кожевниковой! Ко всем, наверное, подошел бы!

Александр Генерозов: Машина времени. Прошлое? Будущее?

Андрей Бурковский: Нет! Нет! Самим прожить и посмотреть!

Александр Генерозов: У тебя есть любопытный опыт, ты попал в «Легенду о Коловрате» у Джаника Файзиева в абсолютно «хромакейный» фильм!

Андрей Бурковский: Да-да!

Александр Генерозов: Зеленые стены вокруг тебя. Мне интересны твои переживания, как «аналогового» актера.

Андрей Бурковский: В том-то и дело! Там роль-то небольшая, и именно поэтому я и согласился, хотел и мечтал, понимаешь? Когда мы с Серебряковым стояли на такой башне, а вокруг всё зеленое, такое, да? И он говорит: «Впереди войско огромное тысячное татар!» Вот, смотрите туда! А вот здесь летит стрела, там. Это было очень интересно! Очень! Просто так рождалось, когда мы на конях ездили туда-сюда, а потом в кино – мы скачем по степи, понимаешь? Это очень интересно.  

Александр Генерозов: Ну для актера это – реально сложная задача? Потому что действительно, на съёмочной площадке лишь…

Андрей Бурковский: Тут должен быть режиссер и оператор! Я всегда говорю – а кто отвечает? Есть ответственный за то, что он такую штуку замутил, если он знает, что он делает, то тогда просто. Становится всё в кайф, и та задача, которая тебе казалась невероятно сложной, – ты просто доверяешь этому человеку: «Как, вот так?», «Да!» «А, ну всё!» Понимаешь? 

Александр Генерозов: Ещё из твоих киночелленджей заинтересовал «Тобол». Ты играл шведа, и пришлось достаточно достоверно на русском языке изображать акцент. Это действительно был такой вызов?

Андрей Бурковский: Ну конечно, конечно! Да у меня всё время вызовы, что бы я ни делал, сейчас вот в новой картине, которая скоро выйдет, называется «Медиатор», там роль просто бомба! Ну я прочитал, очень хочу, но там был один нюанс. Очень много монологов, и таких нехилых! А есть даже такие монологи, что даже за три месяца в театре не выучишь, я тебе серьезно говорю! И я думаю: «Всё равно хочу!» Сделаю, понимаешь, да? Но это такой опыт интересный, да. Ты постоянно для себя ставишь цель, думаешь, что невозможно, а потом – нет, возможно.

Александр Генерозов: Для него нет плохих персонажей, он найдёт что-то хорошее в каждом образе, и он никогда не скажет плохо о чужой работе – но я не стал бы его называть мягким и пушистым, просто он актер и всё воспринимает как часть своей актерской задачи. Андрей Бурковский на Европе Плюс!

Андрей Бурковский: Неплохо! Это было хорошо сейчас сказано!

Александр Генерозов: У нас в России, насколько я знаю, никогда не было разделения при обучении актера театра и кино. Всех учили как театралов. Это, во-первых, действительно так?

Андрей Бурковский: Вот если бы у нас ввели такой дополнительный курс «Возможности кино», я бы сам туда пошел, это же очень интересно, понимаешь как, такие нюансы, нюансы, это очень помогало бы людям, которые в кино в первый раз, это стресс дикий для всех!

Александр Генерозов: Вообще, если обсуждать вот эту разницу, это же действительно надо по-разному играть роль, потому что кино – это практически микроскоп, и в том числе на исполнителе главной роли. В театре всё-таки нет такого крупного плана.

Андрей Бурковский: Ну я тебе так скажу. Театр – гораздо больший микроскоп, чем кино, честно тебе скажу. Гораздо больший. Потому что раз, два три – и ты про артиста всё понимаешь! Всё-всё-всё. С другой стороны, у тебя есть возможность подготовиться и выпустить роль, и ты уже не входишь в кадр через пять секунд – пришел и вот делай, на! И вы должны быстро сделать, всё-таки кинопроизводство хоть три минуты в день – это здесь и сейчас! Ну вот бред скажу, но, ты стоишь анфас в камеру говоришь какую-то вещь, и там чего-то не получается. А просто поверни голову и боком стоя это скажи – и это будет вот там именно то выражение, которое надо. Возможно ты даже ничего не играешь, понимаешь, а просто отвернулся и это стало живое какое-то, очень правильное и так далее. Или там артисты молодые смотрят в два глаза, и у тебя начинают глаза бегать. Ты знаешь же, что в жизни, когда мы в два глаза смотрим, у нас зрачки бегают немного, а надо смотреть в один глаз. То есть такие нюансы, знаешь, интересные. А в кино очень часто бывает, что ты просто не можешь с партнером играть в эту секунду, потому что он закрыт тремя листами света, понимаешь? Он тебе подыгрывает, а ты… или нужно смотреть прямо в компендиум, ближе к этому, и играть, и ты тут уже играешь не конкретно от партнера, а уже по-другому. То есть в театре ты в любом случае играешь от партнера. Ну и в хорошем кино, конечно, тоже, ха-ха!

Александр Генерозов: Эта зима всех заставила себя уважать. Ты в хоккей не забросил играть?

Андрей Бурковский: Нет, я играю, сейчас у нас команда называется Хоккейный Клуб «Ghost Busters», и мы играем на Новой Риге, у нас замечательная команда, приятные ребята. Главное, что какая атмосфера внутри! Я люблю!

Александр Генерозов: Я хотел коснуться может и не самой приятной темы, но, если ты согласишься об этом поговорить, то круто будет. Скандал с Артемием Панариным, замечательный хоккеист, которого обвинили, а потом оправдали в избиении. Я не об этом факте, я не знаю, что там было. Я к тому что по одному слову человека – сломалась карьера, сломалось всё. Ты не опасаешься вот этого всё больше возрастающего влияния слова, одного решения, одного голословного обвинения?

Андрей Бурковский: Я даже не знаю, как сказать. Это очень хорошую тему ты затронул, презумпция невиновности. Её, к сожалению, мы теряем, это странно, странно, да! Ну то есть, если мы все будем это просто игнорировать, вот эту дичь, если это дичь, а вот так смеяться над этим, то лучше посмеяться над этим, типа: «Ну ты че, серьезно, что ли?»

Александр Генерозов: Ну в общем, не расчесывать, где чешется, и не придавать значения откровенной дичи?

Андрей Бурковский: Ну конечно! Ну это же какая-то просто ерунда. Улыбайтесь, господа! Улыбайтесь! Чем мы будем дружнее, бережливее, и если будем с юмором друг к другу относиться, тем мы дольше проживем, и будет у нас всё хорошо!

Александр Генерозов: Весна, и все сразу думают, вот кто-то успел отдохнуть зимой, а кто-то только собирается летом. Ты вообще к какому лагерю: к зимним отпускникам или…

Андрей Бурковский: Я всегда летним был, но этой зимой поехал с семьей на Мальдивы, и это было прекрасно, просто прекрасно! Как говорят друзья: «Андрей, неприятно было смотреть твои фотографии, неприятно!» А нам было очень приятно! Я много работаю, действительно много. И такие выезды у меня бывают крайне редко. А тем более с семьей, надолго, и я был очень рад!

Александр Генерозов: Какой съемочный день, в каком проекте у тебя в самом ближайшем календаре отмечен?

Андрей Бурковский: Съемочный день стоит 10 марта, в экспериментальном проекте, в экспериментальном.

Александр Генерозов: Полный метр или сериал?

Андрей Бурковский: Полный метр, и нас там будет всего двое.

Александр Генерозов: Андрей, спасибо огромное за время в плотнейшем актерском графике, желаю успехов в новых проектах, ждём с ними в гости! Андрей Бурковский, актер с богатым КВНовским прошлым, занятый теперь в самых статусных проектах сцены, кино и сериалов провел свой воскресный вечер вместе с нами на Европе Плюс! Александр Генерозов, встретимся через неделю, пока!

Андрей Бурковский: Пока!

Оцени!

Предыдущая новость

Федерико-Арнальди-в-week&star

Европа плюс

Федерико Арнальди в Week&Star

Mamma mia! Федерико Арнальди — профессиональный повар, виртуоз-гитарист, телеведущий, свободно говорящий на семи языках, самый обаятельный римлянин в Москве, накануне романтичного весеннего праздника, поздравит всех девчонок на радио №1 в России* в шоу Week&Star.  7 марта, 17:00, Европа Плюс, ставь напоминалки и подключайся, Александр Генерозов обязательно узнает у Федерико, чем он будет заниматься на шоу «Ну-ка, все вместе!», насколько сложно итальянцу петь на русском языке, чего больше в программе «Поедем, поедим!» — еды или […]

today05.03.2021 27 1

Контакты
НАЙТИ
0%